Повесть о явлении икон Богородицы на Синичьей горе

ПОВЕСТЬ И СКАЗАНИЕ О ЯВЛЕНИИ ИКОНЫ ПРЕСВЯТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ В ВОРОНИЧЕ НА СИНИЧЬЕЙ ГОРЕ, О ЧЕМ И РАССКАЗЫВАЕТСЯ

Благослови, отче!

Было изъявление воли Божией, Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, в царствование благоверного, и благочестивого, и Богом хранимого царя государя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси, он держал тогда скипетр Российской державы, от сотворения мира в год 7071 (1563).

Был во владениях града Пскова, в селении, называемом Воронич, человек некий по имени Терентий и жена его Анастасия. Родился у них отрок, наречено было имя ему в святом крещении Тимофей. Был тот отрок молчаливым и кротким, со смиренномудрием и скромностью покоряясь воле родителей своих, никому грубого слова и непристойного не сказал, даже если дети творили ему пакости, наученные злыми людьми или же прельщаемые бесами. Когда исполнилось отроку пятнадцать лет, многие говорили о нем, что он юродивый, считали его слабоумным от рождения. Родители повелели ему пасти скотину, и он со старанием исполнял повеление родителей, с покорностью и послушанием, ни в чем не переча, как и подобает святым.

Однажды пас он скотину на реке, называемой Лугвица, и когда наступило время вечерней молитвы, увидел в небе яркий свет, ярче солнца сияющий. Он, охваченный ужасом и страхом, пал на землю и начал молиться Богу, говоря: «Господи Исусе Христе, молитвами Пречистой твоей Матери помилуй меня». И пытался понять, что означает видение сие. И вдруг услышал предивный голос, исходящий из этого света: «О, Тимофей, встань, не бойся». Он же, вновь испугавшись, приподнялся и увидел в свете этом стоящую большую икону Пречистой Богородицы Умиление, на которой она держит на руках превечного младенца, Господа нашего Исуса Христа, склонившись своим пречистым и непорочным ликом к пречудному лику Господню. И исходил от нее свет, сияющий ярче лучей солнечных, и голос был к нему: «О, Тимофей, иди на Синичью гору, там узришь благодать Господа Бога, Творца неба и земли и всего, что есть в них, Создателя, и Созидателя всего мира, и Подателя благ всему живому». Он же в страхе великом раздумывал, пытаясь понять, что означает видение сие, и размышлял, где найти эту гору, и терялся в мыслях. И вспомнил, как ходил с родителями своими в этих глухих местах, собирая земные плоды, и слышал, что говорили они о Синичьей горе. И, припомнив это, оставил он скотину отца своего, которую пас, и устремился по маленькой тропинке в чаще леса.

Уже поздним вечером дошел он до Синичьей горы. Когда подходил он к Синичьей горе, то увидел на горе удивительный свет сияющий и в том свете ту же икону Пречистой Умиление, стоящую в воздухе. И был голос к нему: «О, Тимофей, от сего времени через шесть лет, так Господу угодно, приходи на Синичью гору и обретешь там великую благодать. Ты же будешь отныне до предсказанного времени в страдании благом, и благодать моя да будет с тобой». И поднялась икона та пречудная в свете этом на небо и стала невидима. Тимофей же на горе всю ночь без сна пребывал в раздумье и великом страхе.

Наутро, с наступлением дня, пошел он к селению, называемому Воронич, шедшие навстречу ему люди глумились и много смеялись над ним, ибо считали его юродивым. Он же пришел в город Воронич, вошел в церковь страстотерпца Христова Георгия помолиться и увидел ту же икону пречудную, стоящую в церкви. И снова удивился великому видению Пречистой Богородицы и предивному голосу, говорящему с ним, и, пав на колени, он долгое время со слезами молился. Выйдя из церкви, он отправился в путь, предреченный ему, обходил города и селения, работал на людей со всяким терпением, а платы ни у кого не брал. Если же кто из боголюбивых мужей что-то ему давал за его тяжелую работу, то он все это убогим раздавал.

Некий человек военного сословия по имени Михаил заставил его работать у себя. Видя его большую выносливость в работе, задумал он женить Тимофея, чтобы тот не ушел от него. Тимофей же сильно противился этому и притворялся юродивым. А Михаил считал это хитростью и силою принудил его обручиться с девицею из слуг своих. И после бракосочетания Тимофей даже не прикоснулся к ней, но все ночи без сна пребывал и притворялся юродивым. Иногда, пав на колени, со слезами всю ночь молился Богу и Пречистой его Богоматери, чтобы избавиться от искушения дьявольского. Когда же наступал день, то работал с усердием, из еды же немного вкушал, все это юродством прикрывая.

Супруга его обо всем рассказала госпоже своей, та же рассказала мужу своему. И удивились они терпению его, и страх великий охватил их. И позвал Тимофея господин к трапезе своей, и долго умоляли они его и просили простить, он со слезами многими простил их с радостью. Они дали ему хорошую одежду, и обули его, и заставили его взять серебряные монеты, и отпустили с честью великой и со слезами. Тимофей же пришел в монастырь, что в том же селении, к церкви Покрова Святой Богородицы помолиться усердно, все данное ему убогим роздал, вдовицам и сиротам, а сам пошел в своей ветхой ризе, совершая предначертанное ему.

И когда минуло предсказанных шесть лет, вернулся Тимофей на упомянутую гору, называемую Синичья, и обрел на горе икону Богородицы Одигитрия, небольшую, величиной в пядь, стоящую у дерева, называемого сосна. И возрадовался очень, и сделал себе около горы небольшую хижину из деревьев и покрыл ее ветками, под ней же выкопал ямку, где немного отдыхал от трудов, непрестанно молясь Богу и Пречистой Богородице.

По прошествии сорока дней воссиял в ночи свет сильный на горе. Тимофей поднялся в страхе великом и увидел в свете ту же чудотворную икону Богородицы Умиление, стоящую в воздухе, ничем не поддерживаемую. И был голос к нему: «О, Тимофей, иди в город Воронич, скажи иереям и народу, пусть идут с крестами и с чудотворною сею иконою на Синичью гору на моление, ибо тут по воле Вседержителя Бога и Спаса нашего Исуса Христа дóлжно быть благодати и милости великой». Тимофей снова пошел в город, сообщил обо всем иереям и народу, но они не захотели слушать его, считая его юродивым, некоторые даже надсмехались над ним.

Тогда в городской церкви великомученика Христова Георгия был священник по имени Никита, тот не только слушать не хотел, но и насмехался над Тимофеем, называя его юродивым слабоумным. И с того времени священник сильно заболел. И когда он долгое время жестоко болел и был в забытьи, то увидел, что пришел он в церковь великомученика Христова Георгия, и увидел чудотворную икону Умиление Пречистой Богородицы. И был голос к нему: «Если не послушаешь сказанного слугой моим Тимофеем, то умрешь страшной смертью и дом твой разграблен будет». Очнувшись, он созвал старейшин града, рассказал им все виденное по порядку. Они же, выслушав, посоветовались, говоря: «Какой нам урон, если и сделаем так». И послали во все стороны того края, чтобы собрались все в назначенный день, в пятницу после недели всех святых, на крестный ход.

И собралось много народа, и подняли чудотворную икону Умиление, и начали петь молитвы, и пошли к горе, называемой Синичья, гора же та была в трех поприщах, в глухом месте. Идущие пели в пути молитвы, и так дошли они до реки, называемой Лугвица, что в одном поприще от града. И где первый раз Тимофею явилась в свете чудотворная икона Пречистой, на том месте начали твориться чудеса и исцеления одержимых всякими недугами: хромые стали ходить, радостно, здоровые и исцеленные, с чудотворною иконою шли к Синичьей горе, отбрасывая деревянные ноги и деревянные руки вешая по пути на деревьях. И в пути многие исцеления совершались.

А Тимофей один на горе у самоявленной иконы Пречистой стоял плача. И услышал он шум сильный в восточной стороне, словно гром загремел, и ветер, как в бурю, поднялся, и лес закачался. Он же в трепете и страхе великом пытался понять, что это за сильный шум, и, преклонив колени, долгое время молился со слезами Богу и Пречистой его Матери. И, победив страх, побежал с горы навстречу шуму и увидел идущих лесною чащею с чудотворною иконою, поющих молитвы. Тимофей возрадовался радостью великой, плача радостно, преклонил колени, молясь Богу и Пречистой Богородице. Все люди тоже плакали, глядя на него, и прощения у него просили. Тимофей же с радостью прощение им давал и у них благословения просил. И на том месте, где встретил Тимофей чудотворную икону, творились многие чудеса, многие недужные, слепые и хромые исцелялись.

Тимофей пошел лесной чащею впереди чудотворной иконы, а священники с чудотворною иконою шли за ним, и так привел он их к Синичьей горе. Сам Тимофей стал подыматься на гору, хватаясь за ветви, и все с чудотворною иконою пошли за ним. Он же, поднявшись на гору, опустился на колени у дерева сосны, молясь Богу и Пречистой Богородице, все люди удивлялись этому. Тимофей же, приподнявшись с земли, поднял глаза на дерево, руки простер — и священники, и весь народ также посмотрели на дерево и увидели икону Пречистой Одигитрия, у дерева стоящую, словно солнце, поднимающееся на востоке. И когда священники начали служить молебен Господу Богу и чудотворным иконам Пречистой Богородицы Умиление и Одигитрия, тогда еще больше случилось исцелений, больные разными недугами исцелялись. Иереи же, видев такие чудеса, страхом были охвачены, но не возвратились обратно, а остались тут служить Всенощную Господу Богу и Пречистой его Матери. И снова совершались бесчисленные исцеления недужных.

И пошла слава о творимых чудесах по всем городам и селениям. Священники и весь народ, посоветовавшись, сообщили о тех иконах Пречистой Богородицы правителям града Пскова. Был же тогда в Пскове государев воевода князь Георгий Токмаков. Он, услышав о таких чудесах, все выяснил и сообщил письменно вседержавному царю государю и великому князю Ивану Васильевичу всея Руси. Царь повелел все тщательно проверить. И когда было освидетельствование, исцелевших осматривали, чтобы установить, истинно ли это так.

В это же время на горе поставили часовню, чтобы можно было приходить на моление. И осенью, в праздник Покрова Пречистой Богородицы, пришло много народа, чтобы совершить вечерний молебен. Поздним вечером люди ушли отдохнуть от трудов, а чудотворные иконы стояли в часовне, и когда стражи уснули, по попущению Божию часовня загорелась. Увидев это, люди прибежали, сокрушаясь, в грудь себя били, друг друга укоряли в грехе своего небрежения и великой скорбью были охвачены о чудотворных иконах Пречистой Богородицы.

Из-за вспыхнувшего сильного пламени никто не мог приблизиться к часовне. И великая печаль охватила всех, люди плакали всю ночь. И когда пламя угасло, то страх великий всех охватил из-за такого прегрешения. И обрели тогда чудотворную икону Пречистой Умиление, стояла она у восточной стороны дерева, называемого сосна, а все другие принесенные иконы сгорели. Увидев такое чудо, люди прославили Бога, преклонив колени, со слезами молились Богу и благодарность возносили Пречистой Богородице о свершившемся чуде. Когда же настало утро, во втором часу дня начали расчищать пепелище, чтобы собрать что осталось железного, тогда и чудотворную икону Одигитрия, которую Тимофей первой обрел на горе, нашли в пепле совершенно неповрежденную, пламя даже не коснулось ее.

Обо всем этом сообщили царю государю и великому князю Ивану Васильевичу всея Руси. Царь государь, узнав об этом, прославил Бога и Пречистую Богородицу, повелел на том месте, где явилась икона Пречистой Богородицы Одигитрии, построить церковь каменную во имя Пресвятой Богородицы честного и славного ее Успения и обители повелел здесь быть. А там, где обретена была чудотворная икона Одигитрия, на том месте установили алтарь на Божие славословие, а чудотворную икону Пречистой Умиление повелел царь государь в той церкви поставить.

И прослышали об этом во всех городах и селениях Российского царства, и стекалось много народа со всех сторон, и многие больные различными недугами исцелялись, приходя с верою во Исуса Христа, Господа нашего, ему же слава со Отцом и Сыном и Святым Духом, ныне и присно и во веки веком. Аминь.


Оригинальный текст
ПОВѢСТЬ И СКАЗАНИЕ О ЯВЛЕНИЕ ПРЕСВЯТЕЙ ВЛАДЫЧИЦЕ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ В ВОРОНОЧИ НА СИНИЧЬИ ГОРѢ, ИЖЕ ЕСТЬ СКАЗАЕМО

Благослови, отче!

Бысть изволение Божие Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа при державе благовѣрнаго, и благочестиваго, и Богомъ хранимаго царя государя и великого князя Иванна Васильевича всеа Русии, правяще ему тогда скипетръ Росийскаго царства, от создания мира по лѣтехъ 7071-го.

Бысть во области града Пскова веси, зовѣмей Вороноче, человекъ нѣкий именемъ Терентий и жена его Настасия. Родися у нихъ отрокъ, нареченно бысть имя ему во святомъ крещении Тимофей. Бысть же отроча молчаливъ и кротокъ, и смиреномудриемъ и тихостию пребывая в покорении родителей своих, никому жестока словеси и неподобна не извещеваше, аки и юнии творяху ему пакости, от злыхъ научении, паче же и враговъ прельщаеми. Егда же бысть отрокъ в возрасте пятьнадесять лѣтъ, мнози глаголаху его урода, рода несмысленна нарицаху. Родители же повелѣша ему паствити скоты, он же со тщаниемъ повелѣнное творяше, со всякимъ покорениемъ и послушаниемъ родителей, безо всякого прекословия, якоже подобаетъ святым.

Егда пасущу ему скоты на реце, зовемей Лугвице, в годъ вечерняго пѣния видѣ на воздусѣ свѣтъ великъ, паче солнца сиающе. Онъ же ужасенъ бывъ от страха и паде на земли, моляхуся Богу, глаголя: «Господи Исусе Христе, молитвами Пречистыя твоея Матере помилуй мя». И помышляше, что будетъ видѣние се. И абие слыша гласъ предивенъ от свѣта оного: «О, Тимофее, востани, не бойся!» Он же паки трепетенъ восклонився и видѣ во свѣте ономъ икону Богородичину, стоящу велику Пречистыя Умиление, держаще на руки превѣчнаго младеньца Господа нашего Исуса Христа и своимъ пречистымъ и непорочнымъ лицемъ преклоньшуся пречюдному лицу Господню. От нея же свѣтъ, сияющъ паче лучъ солнечныхъ, и гласъ бысть к нему: «О, Тимофее, поиди на Синичию гору, тамо узриши благодать Господа Бога, Творца небеси и земли, и вся яже в нихъ Содѣтеля, и Создателя всему миру, и Благодателя всякому дыханию». Онъ же паки во страсѣ велице размысляше, что есть видѣние сие, умомъ внимая, помышляше, гдѣ такова гора обрѣсти, и недоумѣвашеся. И воспомяну, како хожаше с родительма своима во оныхъ пустыхъ мѣстехъ, собирая овощи земныя, и слыша от нихъ зовома Синичья гора. И тако во умъ пришедъ, остави скоты отца своего, еже пасяше, и потече по мале стезе чащею лѣсомъ.

Вечеру же сущу глубоку наставшу и дошедъ Синичьи горы. Приходящу ему близъ Синичии горы и видѣ на горѣ свѣтъ пречюденъ сияющъ, икону же ону ту во свѣте ономъ стоящу Пречистыя Умилѣние на воздусѣ. И гласъ бысть к нему: «О, Тимофее, от сего времени по шьсти лѣтехъ, тако Господу изволившу, иди на Синичию гору и обрящеши благодать велию. Ты же буди отнынѣ до реченнаго времени в терпѣнии блазѣ, благодать моя да будетъ с тобою». И паки взяся икона та пречюдная во свѣте ономъ на воздухъ, и невидима бысть. Онъ же паки на горѣ всю нощ без сна пребываше в недоумѣнии, во страсѣ велице.

Наутрии же, дни наставшу, поиде ко граду веси, зовемей Вороночъ, шествие творяху, глумляхуся, много от человекъ позоръ творяху ему, яко урода его мняху быти. И паки пришедъ во градъ Воронач, вниде в церковъ страстотерпца Христова Георгия помолитися и виде тую же икону пречюдную, стоящу в церкви. И паки удивися великому видѣнию Пречистыя Богородицы и предивному гласу, глаголющему к нему, и пад на землю, на многъ часъ со слезами моляшеся. Изшед изъ церкви, пути касашеся, реченнаго ему, обходя по градомъ и весемъ, работая человѣкомъ со всякимъ терпѣниемъ, мзды ни у кого же взимаше. Аще кто от боголюбивыхъ мужей что ему даяху за его трудное работание, онъ же вся та убогимъ раздаваше.

Нѣкий же от воинъскаго чина именемъ Михаилъ принуди его работати себѣ. Видѣвъ терпѣниемъ работающе добрѣ и помысли его браку сочтати, да не отоидетъ от него. Сей же паки гнушашеся вельми и урод творяшеся. Михаила же сие в лукавство вмѣняше, и прещениемъ великимъ принуди, и обручивъ ему деву от рабынь своихъ. И паки браку бывшу, Тимофей же не прикоснуся ей никако же, но по вся нощи без сна пребываше и уродъ творяшеся. Иногда же, падъ на земли, со слезами всю нощъ моляшеся Богу и Пречистыя его Богоматере избавитися ему от искушения дияволя. Дневи же наставшу, работаше со усердиемъ, от яди же мало вкушаше, вся та уродством сокрываше.

Обручница же его вся та возвести госпожи своей, и она же возвести мужу своему. И паки дивишася терпѣнию его, и страх велий обдержаше ихъ. И призваше его господинъ трапезе своей, и молиша много, и прощения прося, онъ же паки со слезами многими прощение имъ даваше радостию. Они же паки даша ему одежа добре, и обуша и́, и принудиша его сребреницы взяти, и отпустиша с честию великою и со слезами. Онъ же пришед тоя же веси къ церкви Покрову святей Богородицы в монастырь помолитися прилѣжно, данная же та вся убогимъ раздаваше, вдовицамъ и сиротам, сам же поиде во своей ветхой ризе, скончевая реченная ему.

Минувши же времени реченному шестому лѣту, обратися на прежереченную гору, рекомую Синичию, и обрѣте на горѣ икону Богородичину, стоящу Одигитрия, невелику пядницу, у древа, рекомыя сосны. И возрадовася зѣло, и сотвориша собѣ кущицу от древъ близъ горы, и покры вѣтвиемъ, и под ней же ископа ямицу, идѣже мало покоя приимаше от труда, непрестанно моляся Богу и Пречистей Богородицы.

По днехъ же четыредесятехъ осия свѣтъ велий на горѣ в нощи. Он же паки воспрянувъ во страсе велице и видѣ во свѣтѣ ту же икону Богородичину стоящу чюдотворную Умиление на воздусѣ неодержиму. И гласъ бысть к нему: «О, Тимофее, иди во градъ Вороночъ, рцы иереемъ и народу, да идутъ со кресты и с чюдотворною сею иконою на Синичию гору на моление, яко ту изволися от Вседержителя Бога и Спаса нашего Исуса Христа быти благодати и милости велицей». Он же шедъ паки во градъ, возвести иереемъ и народу, они же не послушавше, уродива его нарекоша, ови же ругахуся ему вельми.

Тогда же бысть у великомученика Христова Георгия во градѣ священникъ Никита именемъ, той паче не послуша, но ругашеся ему, нарицающе его уродива безумна. И паки от того времени священникъ впадъ в болѣзнь лютую. Злѣ ему болящу немало время, бывшу во иступлении ума, видѣ себе пришедъ в церковъ великомученика Христова Георгия и виде чюдотворную икону Умиление Пречистые Богородицы. И гласъ бысть к нему: «Аще не послушаеши реченнаго рабомъ моимъ Тимофеемъ, то злѣ умреши и домъ твой расхищенъ будетъ». Он же очютився, призва старѣйшинъ града, сказа имъ вся поряду виденная ему. Они же, слышавше, совѣтоваху, глаголюще: «Коя нам тщета, яже сотворити тако». И послаша во всю область веси тоя, да изберутся в нареченный день, в пятокъ по недели всѣхъ святыхъ, со кресты.

И паки собрану народу сущу многу, и воздвигоша икону чюдотворную Умиление, начаша пѣти молебная и поидоша к горѣ, рекомей Синичии, гора же та бысть три поприща в пусте мѣсте. Идущимъ же имъ, по пути молебная поюще, доидоша до рецѣ, зовомой Лугвицы, от града поприще едино. И гдѣ явися Пречистая чюдотворная во свѣте ономъ первое Тимофею, на томъ мѣсте начаша чюдотворенная быти и исцеления всякими недуги одержимыхъ: хромыя хожаше, радостне с чюдотворною иконою здравы и исцелены на Синичию гору идяще, древяницы же от ногъ меташа, а ручныя же на древесѣхъ по пути повѣсиша. И по пути многа исцеления быша.

А Тимофей единъ на горѣ у Пречистыя у самоявленныя стояше плачюще. И услышавшу имъ звукъ велий на востокъ, аки громъ гремящ, и дыхание бурное восташа, лѣсу преклоньшуся. Он же трепетенъ бывъ и во страсѣ велице и недоумѣвашеся, что есть шумъ велий, падъ на земли, на многъ часъ моляся со слезами Богу и Пречистей его Матери. И утвердися от страха, побеже з горы во стрѣтение шума и узрѣ по лѣсу идуще чащею с чюдотворною иконою, поюще молебная. Он же возрадовася радостию великою, плачюще радостне, и падъ на земли, моляся Богу и Пречистей Богородицы. Народи же плачюще, на его зряще и прощения у него просяще. Он же прощение даваше имъ радостне и у нихъ благословения просяще. И на которомъ мѣсте стрете Тимофей чюдотворную икону, на томъ мѣсте многа чюдотворения бысть всякими недуги, слѣпыхъ и хромыхъ многа исцеления приимаху.

Тимофей же поиде напредь пред чюдотворною иконою, лѣсомъ и чащею идуще, а священницы с чюдотворною иконою за нимъ идуще, приведе ихъ к горѣ Синичии. Самъ Тимофей поиде на гору, приимаяся за вѣтвие, и с чюдотворною иконою за нимъ поидоша. Онъ же пришедъ, у древа сосны падъ на земли, моляся Богу и Пречистей Богородицы, народи же дивишася. И восклонися от земли, и возрѣвъ на дрѣво, руцѣ простеръ, и священницы и народи такоже возрѣша на древо и видѣвше Пречистую Одигитрие, у древа стояще, аки солнце видяще ко единой части на востокъ. А священникомъ молебная поюще Господу Богу и Пречистей Богородицы чюдотворному образу Умиления, Одигитрия, ноипаче исцеления различными недуги исцелеваху. Иерѣем же, видѣвше таковая чюдеса, страхомъ одержими быша, не возвратишася вспять, но ту пребываше, Всенощное пѣние возсылаху Богу и Пречистей его Матери. И паки безчисленная исцеления быша на недужных.

И прослыша же чюдотворенная во всѣхъ градѣхъ и весѣхъ. Иереи же, о той иконы Пречистыя Богородицы и народи совѣтоваша, возвѣстиша о томъ державнымъ града Пскова. Бысть тогда во Пскове государевъ воевода князь Георгий Такмаковъ, он же, таковая слышавъ паки чюдеса, и дозрѣша, и возвестиша писаниемъ вседержавному царю государю и великому князю Иванну Васильевичю всеа Русии. Царь повелѣ извѣстно испытати. Бывшу же взысканию, исцелѣвшихъ дозираху, истинна ли сие будетъ.

В то же время на горѣ устроиша часовню на прихожение ради моления. И паки во время осени, на память Покрова Пречистые Богородицы, сошедшуся народу многу сущу, вечерняя молбы сотворше. Вечеру глубоку сущу, людемъ сошедшу от труда починути, а чюдотворнымъ иконамъ стоящемъ в часовне, и стражем уснувшимъ, попущениемъ же Божиимъ часовня загорѣся. И видѣвше, людие притекоша, сѣтующе и в перси биюще, другъ друга укаряюще о таковемъ согрѣшении своего небрежения, и велику скорбъ вменяху о чюдотворныхъ иконахъ Пречистыя Богородицы.

Пламени же возгорѣвшуся велику, никто же возмогоша приближитися к часовне. И туга велика належаше, народи плачюще всю нощъ. И пламени угасшу, и страхъ велий нападе на нихъ о таковемъ согрѣшении. И обрѣтоша икону чюдотворную Пречистыя Умиление стоящу къ единой части на востокъ у древа, рекомыя сосны, а прочая иконы вся приношенныя погорѣли. Видѣвше же народи таковое чюдо, прославиша Бога, припадающе, со слезами моляхуся Богу и благодарение возсылаху Пречистыя Богородицы о бывшемъ чюдеси. Наставшу же утру второму часу дни, начаша погорѣлое мѣсто росчищати, да соберутъ останки, коя сутъ желѣзная, и чюдотворную же икону Одигитрие, юже Тимофей обрѣлъ исперва, обрѣтоша в пепелу ничемъ невреженну, пламени же не прикоснувшуся.

Вся же та повѣдаша царю государю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии. Царь государь, услышавъ сие, прославиша Бога и Пречистую Богородицу, повелѣ на томъ мѣсте, идѣже обрѣтеся икона Пречистыя Богородицы Одигитрие, устроити церковъ камену во имя Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Успения и повелѣ быти обители. Идѣже обрѣтеся чюдотворная икона Одигитрия, на томъ мѣсте устроиша олтарь на Божие славословие, а икону же Пречистыя Умиление чюдотворную повелѣ царь государь у тоя церкви поставити.

Слышано же бысть во всѣхъ градѣхъ и весѣхъ Росийскаго царствия, и стицахуся народи мнози от всѣхъ странъ, многа исцеления бысть болящимъ различными недуги, приходящимъ с вѣрою о Христе Исусе Господе нашемъ, ему же слава со Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ и присно и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

Добавить комментарий