Три послания и духовная грамота Кирилла Белозерского

ПОСЛАНИЕ ЧУДОТВОРЦА КИРИЛЛА

 

Господину благоверному и боголюбивому великому князю Василию Дмитриевичу — Кирило, чернечище многогрешный, со всей братиицей.

 

За твою, господин, щедрую к нам милостыню многократно челом бьем и радуемся, господин, за тебя, что имеешь ты такую веру в Пречистую Богородицу и в нашу нищету, и твоему великому смирению.

 

Тому, господин, радуемся, но и скорбим, что выше слова и смысла безмерное твое смирение: посылаешь ко мне, грешному и нищему, от всякого дела доброго удалившемуся. Ты, господин, — князь великий всей Русской земли и, смиряясь, посылаешь ко мне, грешному, подвластному страстям и недостойному неба и земли и самой этой иноческой жизни. И я, господин, грешный, воистину об этом скорблю из-за своего недостоинства; радуемся же мы, господин, твоему благому желанию и смиренномудрому нраву, ибо этим уподобляешься ты, господин, преблагому нашему Владыке и Господу, от такой неизреченной славы с высоты сшедшему нас ради, грешных, и смирившемуся даже до восприятия рабского образа. Так, господин, и ты от столь великой славы мира сего преклонился смиренно к нашей нищете; и из этого, господин, мы познаем великую твою любовь к Богу и Пречистой Его Матери.

 

Насколько ведь приближаются святые любовью к Богу, настолько видят себя грешными. Ты ведь, господин, смирением великое себе приобретаешь спасение и пользу душевную. Оттого, господин, я, грешный, больше печалюсь душой, что меня, недостойного и покорившегося всякому греху, так вы ублажаете, не приобретшего ни одной добродетели, но всякой страсти повинного, и такое, господин, моление посылаешь ты ко мне, не способному и о своих грехах Бога умолить. И как же о тебе, господин, Бога я умолю, сам будучи исполнен всякого греха и злого дела?

 

Но, господин, написано, что не велит Бог и грешным отказываться молить Бога за просящих молиться о них, ради их веры. Потому, господин, ради веры твоей великой не оставит тебя Бог, но помилует, и Пречистая госпожа Богородица и Царица наша поможет тебе во все дни жизни твоей и подаст тебе исцеление души и тела, — за то, что нас, нищих ее, господин, не забываешь, в пустынном этом месте собравшихся во обители ее, но часто жалуешь обильными милостынями.

 

Мы же, господин, не можем за это в ответ дать тебе ничего, но Пречистая госпожа Богородица, надежда и упование наше, выпросит для тебя милость у Сына своего в этом веке и в будущем. А я, грешный, со своей братиицей, господин, по мере сил рад молиться о тебе, нашем господине, и о твоей княгине, и о твоих детках, и о всех христианах, Богом порученных тебе.

 

Ты же, господин, сам Бога ради будь внимателен к себе и ко всему княжению твоему, в коем Святой Дух поставил тебя пасти людей Господних, которых приобрел Он честною Своею кровию. Ведь раз сподобился ты получить от Бога великую власть, то столь же большое воздаяние ты должен воздать Ему за это. Воздай же Благодателю долг, храня Его святые заповеди, уклоняясь от всякого пути, ведущего в пагубу.

 

Это как на кораблях: когда наемник, каковым является гребец, ошибается, малый вред причиняет он плавающим с ним; а когда — кормчий, тогда всему кораблю причиняет он пагубу. То же, господин, можно сказать и о князьях: если кто-то из бояр согрешает, то не причиняет всем людям пакости, но только себе одному; если же сам князь согрешает, то всем людям, ему подвластным, причиняет он вред.

 

Ты же, господин, со многой твердостью храни себя в добрых делах. Ибо сказал святой апостол: «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа». Возненавидь, господин, всякую власть, влекущую тебя ко греху, непреложным имей благочестивый помысел и не величайся, господин, временной славой в суетном высокомерии: мала ведь и кратка здешняя жизнь, и с плотью сопряжена смерть. И ты думай об этом, и не упадешь в ров гордости. Но бойся, господин, Бога, истинного Царя, и блажен будешь. Ибо «блаженны, — сказано — боящиеся Господа».

 

Вспоминай, господин, надежду на будущий век и царство небесное, радость святых и веселие с ангелами; надо всем же этим — лицезрение пресладкого лица Божия: Он ведь воистину красота неизреченная, весь Он сладость и желание и любовь ненасытная ко всем любящим его и творящим пречистую волю Его.

 

Да слышал я, господин князь великий, что — несогласие великое между тобой и родственниками твоими, князьями Суздальскими: ты, господин, свою правду выставляешь, а они свою. И из-за этого, господин, от вас христианам великое кровопролитие причиняется. Так ты, господин, посмотри на то поистине: в чем окажутся они правы перед тобой, и ты, господин, со смирением уступи им. А в чем окажется твоя правда перед ними, в том, господин, ты за себя стой по правде. А начнут тебе, господин, они бить челом, и ты бы, господин, Бога ради пожаловал их по их вере, потому что, господин, я так слышал, что до сих пор они были у тебя в принуждении, и оттого, господин, и возмутились. И ты, господин, Бога ради выкажи к ним свою любовь и милость, чтобы они не погибли, блуждая в Татарских странах, и там бы не скончались.

 

Потому что, господин, ни царская, ни княжеская, ни иная какая-либо власть не может избавить нас от нелицемерного суда Божия. И если, господин, ты возлюбишь ближнего как себя и утешишь душу скорбящую и озлобленную, то это много поможет тебе на Страшном суде Христовом, поскольку пишет апостол Павел, ученик Христов: «Если имею веру, чтобы горы переставлять, если раздам все имение мое, любви же не имею, нет мне никакой пользы». Пишет и возлюбленный Иоанн Богослов: «Если кто говорит: “Я люблю Бога, а брата своего ненавижу”, тот лжец». Потому и ты, господин, возлюби Бога от всей души своей, так же возлюби и братию свою и всех христиан. А тогда, господин, вера твоя в Бога и милостыня твоя нищим будет Богу приятна.

 

А милость Божия и Пречистой Богородицы на тебе, на моем господине, на великом князе Василии, да будет, и на твоей великой княгине, и на ваших детках, и мое благословение и молитва и моей братии. Аминь.

 

 

ТОГО ЖЕ ЧУДОТВОРЦА КИРИЛЛА ПОСЛАНИЕ КО КНЯЗЮ ЮРИЮ ДМИТРИЕВИЧУ

 

Господину благоверному князю Георгию Дмитриевичу — Кирилище, чернечище грешный, со своею братиицей. За твою, господин, частую к нам, нищим, милостыню много челом бьем. Радуемся, господин, видя и слыша, что ты стремишься к добру — от всей души уповаешь на Бога и на Пречистую Его Мать и нами, воистину недостойными и грешными, посланное к тебе слово принимаешь с приязнью.

 

А что, господин, скорбишь о своей княгине, что она в недуге лежит, так мы о том, господин, в точности знаем, что некий промысел Божий и человеколюбие Его проявилось на вас, — чтобы вы исправились в отношении к Нему. Так вы, господин, посмотрите на себя, покайтесь от всей души своей, и то прекратите. Потому что, господин, если кто и милостыню творит, и молить Бога за себя велит, а сам не отступает от неподобных дел своих, никакую пользу не приносит себе, и Бог не благоволит к приношениям таковых. И вы, господин, посмотрите на себя и исправьтесь в отношении к Богу безвозвратно. И если, господин, так обратитесь вы к Богу, то я, грешный, ручаюсь, что простит Он вам благодатью Своею все согрешения ваши и избавит вас от всякой скорби и беды, а княгиню твою сделает здоровой.

 

Мы, господин, грешные, от всей души своей рады Бога молить о ней, чтобы Он ее помиловал и дал ей облегчение в той тяжелой болезни. А если, господин, она так и пребудет в том недуге, то воистину, господин, знай, что ради некоей ее добродетели хочет Бог упокоить ее от маловременной этой болезненной жизни в оном нестареющем блаженстве.

 

Ты же, господин, не скорби об этом, видя, как она идет в бесконечный покой, в светлость святых, в неизреченную славу Божию, чтобы там зреть пресладкое лицо Его, со Христом быть и, обретя Его, радоваться в стране живущих, где глас веселящихся. Но надеемся, господин, на милость Божию, что не причинит скорби тебе Господь, но благодатию Своею помилует и утешит тебя.

 

И Пречистая госпожа Богородица и Царица наша поможет тебе за то, что нас, господин, нищих ее, не забываешь, в пустынном этом месте собравшихся в обители ее, но часто жалуешь обильными милостынями своими. За все это, господин, мы, грешные, ничего не можем воздать тебе, но Пречистая Богородица воздаст тебе многократно в том веке и в будущем. И я, господин, грешный, со своей братиицей рад Бога молить и Пречистую Его Мать о твоем здоровье и спасении, о твоей княгине, и о твоих детках, и о всех христианах, порученных тебе.

 

А что, господин князь Юрий, писал ты ко мне, грешному, что, дескать, «Издавна жажду я увидеться с тобой», — так ты, господин, Бога ради не смей того учинить, чтобы тебе к нам поехать, потому что, господин, знаю, что из-за моих грехов искушением то придет на меня, если ты поедешь ко мне. Так что, господин, ставлю тебя в известность: невозможно тебе нас увидеть. Покинув, господин, даже и монастырь, пойду я прочь, куда Бог направит. Потому что, господин, вы думаете обо мне здесь, что я добр и свят, а я, господин, воистину всех людей окаянней и грешней и всякого стыда исполнен.

 

И ты, господин князь Юрий, не удивляйся нам из-за этого, потому что, господин, слышу я, что божественное Писание ты совершенно разумеешь и читаешь. Знаешь сам, какой вред постигает нас из-за похвалы человеческой, особенно же подверженных страстям. Даже, господин, и тем, кто воистину свят и чист сердцем, даже тем повреждение бывает от этой тягости. А нам, господин, всякой страсти подверженным, от этого великая помеха душе.

 

Да ты, господин, сам об этом рассуди: раз твоей вотчины в этой земле нет, то только ты, господин, поедешь сюда, как все люди начнут говорить: «Ради Кирилла только поехал».

 

Был, господин, здесь брат твой, князь Андрей; так то, господин, его отчина, и мы оказались перед необходимостью: нельзя было нам ему, своему господину, челом не ударить. А ты, господин, Бога ради не учини того, чтобы тебе к нам ехать.

 

Я, господин, хоть и грешен, а рад Бога молить и Пречистую Его Мать со своей братиицей о тебе, о нашем господине, и о твоей княгине, и о твоих детках, и о всех христианах, находящихся под твоей властью, как я тебе, господин, и прежде этого писал. А Пречистая Богородица, Владычица наша, помилует тебя, и покроет тебя ризой своей честной, и наставит тебя в разум истинный, и направит тебя в царствие Сына своего за молитвы святых. Аминь.

 

 

ПОСЛАНИЕ КИРИЛЛА ЧУДОТВОРЦА К КНЯЗЮ АНДРЕЮ ДМИТРИЕВИЧУ

 

Господину благоверному князю Андрею Дмитриевичу — Кирилл, чернечище грешный и непотребный, со своей братиицей.

 

Много челом бьем и Бога молим о вашем здоровье, господ наших, поминая, господин, твою любовь, какую ты имеешь к Пречистой Богородице, и к нашей нищете поминая, господин, твою великую любовь и обильную милостыню нашего господина.

 

А что до преславного чуда пречистой Богородицы, о котором ты мне писал, — о превышающем слово и разум преславном чуде, так — слава Тебе, Боже! слава Тебе, Крепкий! слава Тебе, Бессмертный, восхваляемый в Троице всеми небесными силами и родом человеческим! Молитвами Пречистой Матери Своей такую излил Он милость в этот последний род, услышал моление Матери Своей о роде христианском.

 

Слушай, господин князь Андрей, что говорит Ветхое Писание: когда захочет Бог какую-нибудь землю казнить за нечестие, Он посылает сначала проповедников, чтобы жители той земли обратились. И если обратятся, отводит Господь от них Свой гнев, мимо проносит скорбь, обращает печаль в радость и проявляет на них Свою милость.

 

Господин князь Андрей! Ныне нам, видевшим преславные и великие чудеса Пречистой госпожи Богородицы, подобает, господин, радоваться этому сердцем, а душой устрашаться во всякий час, оттого что сподобил нас Бог Пречистой Своей Матерью в последний этот род: такими знамениями и чудесами избавил Он христианский род от нашествия иноплеменных врагов. И ныне нам, господин, видевшим Божию к нам милость и Пречистой Богородицы помощь, поминать бы свои грехи и плакать бы о них и просить у Бога милости и у Пречистой Его Матери помощи на благие дела. И если увидит нас милосердный Господь в сокрушении и сетовании ходящих, не отнесется к нам с презрением, как и к Ниневитянам, но, по обычному Своему человеколюбию, помилует.

 

Благого и преблагого Бога благодарить мы должны, ибо мы Его создание и рабы и искуплены Его честною кровию. И ты, господин князь Андрей, видя человеколюбие и милосердие Господа нашего Иисуса Христа, — что Он гнев Свой от нас отвел, а милость Свою явил народу христианскому, молитвами Пречистой госпожи, Матери Своей, — ты, господин, смотри вот на что: властителем в отчине ты от Бога поставлен, — людей, господин, своих смиряй дурные обычаи. Суды бы, господин, пусть судили праведно, как перед Богом справедливо. Клеветы, господин, пусть бы не было. И подметных, господин, писем тоже не было бы. Судьи бы взяток не брали, довольствовались бы своим жалованьем, потому что говорит Господь: «Да не оправдаешь нечестивого мзды ради, ни сильного, ни богатого не устыдись на суде, ни брата родства ради, ни друга любви ради, ни нищего нищеты ради. Не сотвори неправду на суде, ибо суд должен быть истинным; проклят всякий неправедно судящий». Пророк сказал: «Ярость Господня на них неисцелима до конца века, и огонь поест нечестивых» — из-за мзды, которую они неправедно взимают. Судящие праведно, без мзды, спасены будут и царство небесное наследуют.

 

И ты, господин, следи внимательно, чтобы корчмы в твоей отчине не было, потому что, господин, великая от нее пагуба душам: христиане, господин, пропиваются, и души гибнут.

 

Также, господин, и поборов бы у тебя не было, потому что, господин, брать куны несправедливо. А где перевоз, там, господин, следует давать за труд.

 

Также, господин, и разбоя и воровства в твоей отчине пусть бы не было. И если не уймутся преступники делать свое злое дело, то ты вели их наказывать своим наказанием, — чего будут достойны.

 

Также, господин, унимай подвластных тебе людей от скверных слов и от ругани, потому что все это гневит Бога. И если, господин, не постараешься ты все это исправить, то все это Он на тебе взыщет, потому что властителем над своими людьми ты от Бога поставлен.

 

А христианам, господин, не ленись управу давать сам: то, господин, от Бога вменится тебе выше и молитвы и поста.

 

А от упивания вы бы воздерживались, и милостыню посильную давали, потому что, господин, поститься вы не можете, а молиться ленитесь: так вместо этого вам милостыня ваш недостаток восполнит.

 

А великому Спасу и Пречистой Его Матери, госпоже Богородице, заступнице христианской, велели бы вы, господин, петь молебны по церквам, и сами бы, господин, в церковь ходить не ленились.

 

А в церкви стойте со страхом и трепетом, воображая себя на небе стоящими. Потому что, господин, церковь называется земным небом, в ней совершаются Христовы таинства. Следи, господин, и за собой с опаской. В церкви стоя, разговоров не веди и не говори, господин, никакого праздного слова. И если видишь кого-нибудь из своих вельмож или из простых людей беседующими в церкви, так ты, господин, возбраняй. Потому что, господин, это все прогневляет Бога. И ты, господин князь Андрей, во всем этом будь внимателен к себе, потому что ты есть глава и властитель, поставленный от Бога находящимся под тобой христианам.

 

А милость Божия и Пречистой Богородицы на тебе, на моем господине, и на твоей княгине, и на ваших детках, и мое благословение и молитва и братии моей аминь.

 

 

ДУХОВНАЯ ГРАМОТА

 

Во имя Святой и Живоначальной Троицы.

 

Я, грешный и смиренный игумен Кирилл, увидел, что постигла меня старость, ибо впал я в частые и различные болезни, которым и ныне подвержен, человеколюбиво Богом наказываемый за мои грехи, ибо болезни мои умножились ныне, как до сих пор никогда, ничего мне не предвещая, кроме смерти и страшного Спасова суда в будущем веке. И во мне смутилось сердце мое перед исходом, и страх смертный напал на меня. Боязнь и трепет перед Страшным судищем пришли ко мне, и покрыла меня тьма недоумения. Что сделать, не знаю, но возложу печаль на Господа, пусть Он сделает, как хочет, ибо Он хочет, чтобы все люди спаслись.

 

Это я, игумен Кирилл, чернечище грешный, пишу эту грамоту при своей жизни и в своем разуме.

 

Передаю монастырь, труд свой и своей братии, Богу и Пречистой Богородице, Матери Божией, Царице небесной, и господину князю великому, сыну своему, Андрею Дмитриевичу.

 

И сына своего благословляю на свое место, священноинока Иннокентия.

 

И ты, господин князь великий, Бога ради и Пречистой Богородицы и своего ради спасения и меня ради, твоего нищего грешного человека, какую, господин, имел до сих пор любовь к Пречистой Богородице и к нашей нищете, при моей жизни, такую же, господин, крепкую имел бы ты любовь и после моей смерти к Пречистой Богородице, к сыну моему Иннокентию и к моей братии, которые будут следовать моему образу жизни и игумена слушать.

 

А что, господин, давал ты свое жалование, грамоты свои, дому Пречистой Богородицы и моей нищете, — пусть то, господин, твое жалование и грамотки будут неизменны: как до сих пор, господин, при моей жизни, так бы, господин, и после моей смерти было. Потому что, господин князь великий, нам, твоим нищим, нечем защищаться от обижающих нас, кроме как, господин, Богом, Пречистой Богородицей и твоим, господин, пожалованием, нашего господина и государя.

 

А тебя, господина князя великого, сына моего Андрея Дмитриевича, сколько исповедал Богу и Пречистой Богородице и мне, своему отцу, как человек, носящий плоть, согрешения, во всем том тебя Бог простит и благословит. Так же и госпожу, мою дочь, княгиню великую Ографену, Бог простит и благословит. Также господина и сына моего, князя Ивана, Бог простит и благословит. Также и госпожу и дочь мою, княжну Анастасию, Бог простит и благословит.

 

А милость Божия и Пречистой Богородицы на тебе, на моем господине, князе великом Андрее Дмитриевиче, да будет, и на твоей княгине великой, госпоже нашей Огрофене, и на вашем сыне, на нашем господине, князе Иване, и на всех ваших детках, и мое благословение и молитва, и братии моей.

 

Господин и господин, князь великий Андрей Дмитриевич! Много молю тебя об этом и бью челом со своей братиицей по Боге и по Пречистой Богородице тебе, своему государю. Буде, господин, пожалуется тебе игумен на каких-нибудь людей в братии, которые, господин, не станут его слушать, воле его не следуют и мой образ жизни, грешного человека, примутся переиначивать, — и я господина своего и государя, со слезами очень тебя прошу, чтобы ты, господин, не допустил этому быть, но чтобы ты, господин, наказывал крепко тех, кто моему образу жизни не последует, а игумена не станет слушать. И ты, господин, повели тех людей из монастыря высылать.

Кирилл Белозерский с житием. Мастерская Дионисия. Конец XV в.

Оригинальный текст

ПОСЛАНИЕ ЧЮДОТВОРЦА КИРИЛА

 

Господину благовѣрному и боголюбивому великому князю Василию Дмитреевичу — Кирило, чернечище многогрѣшный, съ всею братицею.

 

На твоей, господине, доволной еже к нам милостыне много челомъ бием и радуемся, господине, о тебѣ, что имѣеши сицеву вѣру ко Пречистой Богородицы и нашей нищете, и о велицем твоемъ смирении.

 

О сем же, господине, радуемся и скорбимъ, что паче слова и смысла безмѣрное твое смирение: посылаеши ко мнѣ грѣшному и нищему и всякого дѣла блага удалившагося. Ты, господине, — князь великий всея земля Руския, и, смиряяся, ко мнѣ посылаеши грѣшному и страстному и недостойному небеси и земля и того самого иноческаго жытия. И яз, господине, грѣшный истинно о семъ скорблю недостоиньства ради своего; радуем же ся, господине, благаго ради твоего произволения и смиреномудраго нрава, яко сим сподобишися, господине, преблагому нашему Владыцѣ и Господу, от толикия неизреченныя славы и с высоты сшедшему нас ради грѣшных и смирившуся даже и до рабия образа. Сице, господине, и ты от толикия славы мира сего преклонися смирениемъ к нашей нищете; и от сего, господине, познаваемъ великую твою любовь к Богу и ко Пречистей Его Матери.

 

Елико бо приближаются святии к Богу любовию, толико видят себе грѣшна. Ты бо, господине, смирениемъ велико себѣ приобрѣтаешь спасение и ползу душевную. Тѣмъ, господине, аз грѣшный паче печалую душею, что мене недостойнаго и покоршагося всякому грѣху сице ублажаете, не притяжавша не единоя добродѣтели, но всякой страсти повиннаго, и таково, господине, моление посылаеши ко мнѣ, не могущему и о своих грѣсѣхъ Бога умолити. И какъ о тебѣ, господине, Бога умолю, самому ми сушу исполнену всякаго грѣха и дѣла зла?

 

Но, господине, писано, что не велит отрицатися и грѣшным молити Бога о велящих за ся, вѣры ради их. Тѣм же, господине, ради вѣры твоея великия не оставит тебѣ Богъ, но помилуетъ, и Пречистая госпожа Богородица и Царица наша поможет ти по вся дни живота твоего и подастъ ти изцѣление души жъ и тѣлу, — что нас, нищих ея, господине, не забываеши, в пустом сем мѣсте събравшихся во обители ея, но часто призираеши доволными милостынями.

 

Мы же, господине, не можемъ о семъ тебѣ воздати ничтоже, но Пречистая Госпожа Богородица, надежа и упование наше, испросить на тя милость у Сына своего в сий вѣкъ и въ будущий. А яз грѣшный с своею братиицею, господине, елика сила, ради Бога молити о тебѣ, нашемъ господине, и о твоей княгине, и о твоих дѣтках, и о всѣх християнех, Богомъ порученных тебѣ.

 

Ты же, господине, самъ Бога ради внемли себѣ и всему княжению твоему, в немже тя постави Духъ Святый пасти люди Господня, еже стяжа честною си кровию. Якоже бо великия власти сподобился еси от Бога, толикимъ болшим воздаяниемъ долженъ еси. Воздай же убо Благодателю долгъ, святыа Его храня заповѣди, всякаго укланяясь пути, ведущаго в пагубу.

 

Якоже бо о караблехъ есть: егда убо наемникъ, еже есть гребец, соблазнится, мал вред творит плавающимъ съ нимъ; егда же кормчий, тогда всему кораблю творит пагубу. Такоже, господине, и о князех: аще кто от бояр согрѣшит, не творитъ всѣм людем пакости, но токмо себѣ единому; аще ли же сам князь согрѣшит, всѣм людем иже под ним сотворяет вред.

 

Ты же, господине, со многою твердостию храни себе в добрых дѣлех. Рече бо святый апостолъ: «Миръ имѣйте и святыню, без нея же никтоже узритъ Господа». Возненавиди, господине, всяку власть, влекущую тя на грѣх, непреложенъ имѣй благочестия помыслъ и не возвышайся, господине, временною славою к суетному шатанию: мал же убо и кратокъ сущий здѣ живот, и с плотию сопряжена смерть. И сия убо помышляй, — не впадеши в ров гордостный. Но бойся, господине, Бога, истиннаго Царя, и блажен будеши. «Блаженны бо, — рече, — боящиися Господа».

 

Воспоминаимъ, господине, надежду будущаго вѣка и царство небесное, радость святых и веселие съ аггелы, надо всѣми же зрѣние пресладкаго лица Божиа: То бо воистинну доброта неизреченная, весь сладость и желание и любовь несытая всѣмъ любящим Его и творящим пречистую волю Его.

 

Да слышал есми, господине князь великий, что смущение велико межу тобою и сродники твои, княжми Суждалскими: ты, господине, свою правду сказываешъ, а они свою. А в том, господине, меж васъ християном кровопролитие велико чинится. Ино, господине, посмотри того истинно: в чем будет их правда пред тобою, и ты, господине, смирением своимъ поступи на себе. А в чемъ будет твоя правда пред ними, и ты, господине, за собя стой по правдѣ. А почнут ти, господине, бити челом, и ты бы, господине, Бога ради пожаловал их по их вѣре, занеже, господине, такъ слышалъ есмь, что доселе были у тебѣ в нужи, да отътого ся, господине, и возбранили. И ты господине, Бога ради покажи к ним свою любовь и жалование, чтобы не погибли в заблужении в Татарских странах, да тамо бы не скончалися.

 

Занеже, господине, ни царство, ни княжение, ни иная кая власть не может нас избавити отъ нелицемѣрнаго суда Божия. А еже, господине, возлюбити ближняго яко себе и утѣшити душа скорбящая и озлобленыя много поможет на страшнемъ судѣ Христовѣ, понеже пишетъ апостолъ Павел, ученикъ Христовъ: «Аще имам вѣру горы преставляти, аще имамъ раздати все имѣние мое, любве же не имамъ, ничтоже полза ми есть». Возлюбленный же пишет Иоан Богословъ: «Аще кто речет: “Бога люблю, а брата своего ненавижу”, — ложь есть». Тѣмже и ты, господине, возлюби Бога от всея душа своея, тако возлюби и братию свою и вся христиане. И так, господине, вѣра твоя к Богу, милостыня твоя к нищим богоприятна будетъ.

 

А милость Божия и Пречистыя Богородицы на тебѣ, на моем господине, на великом князе Василье, да будет, и на твоей великой княгине, и на ваших дѣтках, и мое благословение и молитва и моей братии. Аминь.

 

 

ТОГОЖЕ ЧЮДОТВОРЦА КИРИЛА ПОСЛАНИЕ КО КНЯЗЮ ЮРѢЮ ДМИТРЕЕВИЧЮ 

 

Господину благовѣрному князю Георгию Дмитреевичю — Кирилище, чернечище грѣшный, со своею братицею. На твоей, господине, на частой еже къ намъ, нищымъ, милостыне много челомъ бием. Радуемся, господине, видя и слыша твое доброе произволение, — что от всея душа уповаеш на Бога и на Пречистую Его Матерь и от нас, воистину недостойных и грѣшных, посланное к тебѣ слово твориши приятно.

 

А что, господине, скорбишъ о своей княгине, что въ недузе лежит, ино господине, воистинну вѣмы, яко нѣчто смотрѣние Божие и человѣколюбие Его бысть на вас, — чтобы есте исправились к Нему. И вы, господине, посмотрите себѣ, покайтеся от всея душа своея, и отъ того бы престати. Занеже, господине, аще кто и милостыню творит, аще и молити Бога за себя велит, а сам не отстанетъ неподобных дѣл своих, ничтоже ползует себѣ, ниже Богъ благоволит от таковых приношения. И вы, господине, посмотрите себѣ, исправитеся къ Богу невозвратно. И аще, господине, сице обратитеся к Богу, и аз грѣшный поручаюсь, яко проститъ вамъ благодатию Своею вся согрѣшения ваша и избавитъ вас от всякия скорби и бѣды, а княгиню твою здраву сотворит.

 

Мы, господине, грѣшнии отъ всея душа своея ради Бога молити о ней, чтобы ея помиловал и облехчил от болѣзни тоя тяжкия. И аще ли, господине, тако пребудет в недузе том, то воистинну, господине, вѣждь, яко нѣчто добродѣтели ея хощетъ Богъ упокоити ю отъ маловременныя сея и болѣзненыя жизни ко оному нестареющемуся блаженству.

 

Ты же, господине, не скорби о сем, видя сию идущу в безконечный покой, в свѣтлость святых, в неизреченную славу Божию, и тамо зрѣти пресладкаго лица Его и со Христомъ быти и, обрѣтъ Его, радоватися во странѣ живущих, идѣже глас веселящихся. Но надеемся, господине, на милость Божию, яко не оскорбитъ Господь, но благодатию Своею помилуетъ и утѣши тя.

 

И Пречистая госпожа Богородица и Царица наша поможет ти, что нас, господине, нищих ея, не забываешъ, в пустом семъ мѣсте собравшихся во обитель ея, но часто призираеши доволными милостынми своими. О всѣх же сих, господине, мы грѣшнии ничтоже можемъ воздати тебѣ, но Пречистая Богородица воздастъ ти множае в сий вѣкъ и в будущий. А язъ, господине, грѣшный со своею братицею ради Бога молити и Пречистую Матерь о твоемъ здравии и спасении, и твоей княгине, и о твоихъ дѣтках, и о всѣх християнех, порученных тебѣ.

 

А что еси, господине князь Юрье, писал ко мнѣ грѣшному, яко: «Издавна жадаю видѣтися с тобою», — ино, господине, Бога ради не мози того учинити, что ти к нам ѣхати, занеже, господине, вѣмъ, яко нѣчто моихъ ради грѣховъ то искушение приидет на мя, аще поѣдешь ко мнѣ. Занеже, господине, извѣстую ти: не мочно ти нас видѣти. Покиня, господине, и монастырь, да ступлю прочь, куды Богъ наставитъ. Понеже, господине, вы чаете мене здѣсе, что яз добръ и святъ, ано, господине, въистинну всѣх есми человѣкъ окаяннее и грѣшнее и всяго студа исполненъ.

 

И ты, господине князь Юрьи, не подиви на нас о семъ, понеже, господине, слышу, что божественное Писание самъ вконец разумѣеши и чтеши. Вѣдаешъ сам, каковъ намъ вред приходит от похвалы человѣчьския, наипаче же надстрастнымъ. Аще, господине, и кто воистинну святъ и чистъ сердцемъ, но и тѣмъ повреждение бываетъ от тоя тяготы. А намъ, господине, всякой страсти повинным, велика спона души от того.

 

Еще, господине, сам сего поразсуди: понеже твоея вотчины в сей стране нѣт, и толко ты, господине, поѣдешь семо, ино вси человѣцы начнут глаголати: «Кирила деля токмо поѣхалъ».

 

Былъ, господине, здѣсе брат твой, князь Ондрѣй; ино, господине: — его отчина, и намъ пришла нужа: нелзе намъ ему, своему господину, челом не ударити. А ты, господине, Бога ради не учини того, что ти к нам ѣхати.

 

Аз, господине, аще и грѣшен есмь, а рад Бога молити и Пречистую Его Матерь со своею братиицею о тебѣ, о нашемъ господине, и о твоей княгине, и о твоих дѣтках, и о всѣх християнехъ, иже под властию твоею, якоже ти, господине, и преже сего писах. А Пречистая Богородица, Владычица наша, помилует тя, и покрыетъ тя ризою своею честною, и наставитъ тя въ разумъ истинный, и управит тя во царствии Сына своего за молитвъ святых. Аминь.

 

 

ПОСЛАНИЕ КИРИЛА ЧЮДОТВОРЦА КО КНЯЗЮ АНДРЕЮ ДМИТРЕЕВИЧУ 

 

Господину благовѣрному князю Андрѣю Дмитреевичу — Кирил, чернечище грѣшный и непотребный, со своею братиицею.

 

Много челом бьем и Бога молим о вашем здравии, господей наших, поминая, господине, твою любовь, что имѣеши к Пречистой Богородицы, и к нашей нищете поминая, господине, твою великую любовь и доволную милостыню, нашего господина.

 

Да что ми еси писал о преславном чюдеси Пречистыя Богородицы, паче слова и смысла преславная чюдеса, — слава Тебѣ, Боже! слава Тебѣ, Крѣпкий! слава Тебѣ, Безсмертный, хвалимый в Троици всѣми небесными силами и родомъ человѣческимъ! Молитвами пречистыа Матери Своея, такову излия милость в последний сей род, услыша моление Матере Своея о роду християньском.

 

Слыши, господине князь Ондрѣй, Ветхое Писание: егда восхощет Богъ кою землю показнити за нечестие, посылает преже проповѣдники, дабы обратилися. И аще обратятся, отводит Господь от них Свой гнѣв, мимоводит скорбь, и прелагаетъ печаль на радость, и показуетъ на них Свою милость.

 

Господине князь Андрей! Намъ нынѣ, видѣвше Пречистыя госпожа Богородица преславная ея и великая чюдеса, и о томъ, господине, радоватися сердцем и душею устрашитися на всякъ часъ, что сподобил насъ Богъ Пречистою Своею Материю в последний сей родъ таковыми знаменми и чюдесы избавити християнский род от нашествия иноплеменных враг. И намъ, господине, нынѣ, видѣвши на насъ Божию милость и Пречистыя Богородицы помощь, поминати бы грѣхи своя и о том бы плакатися и просити у Бога милости и у Пречистые Его Матери помощи на благая дѣла. И аще видить нас милосердый Господь в сокрушении и сѣтовании ходяща, не презритъ насъ, якоже Ниневитяны, но обычнымъ си человѣколюбием помилуетъ.

 

Благаго и преблагаго Бога благодарити должни есмы, Того бо есмы создание и раби, честною Его кровию искуплени есмы. И ты, господине князь Андрей, видя челоѣколюбие и милосердие Господа нашего Исуса Христа, что гнѣвъ Свой от нас отвелъ, а милость Свою явил народу християнскому, молитвами Пречистыя госпожа Матере Своея, и ты, господине, смотри того: властель еси во отчине отъ Бога поставленъ, — люди, господине, свои смиряй отъ лихово обычая. Судъ бы, господине, судили праведно, какъ предъ Богомъ право. Поклепом бы, господине, не было. И подметом бы, господине, не было же. Судьи бы посулов не имали, доволни бы были уроки своими, понеже сице глаголеть Господь: «Да не оправдиши нечестиваго мъзды ради, ни силна, ни богата устыдися на судѣ, ни брата свойства ради, ни друга любве ради, ни нища нищеты ради. Ни сотвориши неправду на суде, яко судъ истиненъ есть; проклят всякъ неправо судя». Пророкъ рече: «Ярость Господня на них неизцѣлна до вѣка, и огнь поястъ нечестивыя» — мзды ради, иже неправдою взимают. Судяи праведно, без мзды, спасени будут и царство небесное наслѣдуют.

 

И ты, господине, внимай себѣ, чтобы корчмы в твоей отчинѣ не было, занеже, господине, толика погуба душам: християне ся, господине, пропиваютъ, а души гибнут.

 

Такоже, господине, и мытов бы у тобя не было, понеже, господине, куны неправедныя. А гдѣ перевоз, тут, господине, пригоже дати труда ради.

 

Такоже, господине, и разбоя бы и татбы во твоей отчинѣ не было. И аще не уймутся своего злаго дѣла, и ты их вели наказывати своимъ наказанием, — чему будут достойни.

 

Такоже, господине, уймай под собою люди отъ скверных слов и от лаяния, понеже то все прогнѣвает Бога. И аще, господине, не подщишися всего того управити, все то на тебѣ взыщетъ, понеже властель еси своимъ людемъ от Бога поставлен.

 

А християномъ, господине, не лѣнися управы давати самъ: то, господине, выше тебѣ от Бога вмѣнится и молитвы и поста.

 

А отъ упивания бы есте уймалися, а милостынку бы есте по силѣ давали, занеже, господине, поститись не можете, а молитися ленитеся: ино в то мѣсто вам милостыня вашъ недостатокъ пополнит.

 

А великому Спасу и Пречистой Его Матери, госпожи Богородицы, заступницы христианской, чтобы есте, господине, велѣли молебны пѣти по церквам, а сами бы есте, господине, ко церкви ходити не ленилися.

 

А во церкви стойте со страхом и трепетом, помышляюще в себѣ аки на небеси стояще. Занеже, господине, церковь нарицается земное небо, в нейже совершается Христова таинства. Блюди, господине, и себе опасно. Во церкви, господине, стоя, бесѣды не твори и не глаголи, господине, никакова слова празна. И аще кого видиши от велмож своих или от простых людей, бесѣдующа во церкви, и ты, господине, возбраняй. Понеже, господине, то все прогневаѣтъ Бога. И ты, господине князь Андрѣй, о том о всемъ внимай себѣ, занеже глава еси и властель от Бога поставлен иже под тобою християномъ.

 

А милость Божия и Пречистыя Богородицы на тобѣ, на моем господине, и на твоей княгине, и на ваших дѣтках, и мое благословение и молитва и братии моей аминь.

 

 

ДУХОВНАЯ ГРАМОТА

 

Во имя Святыя и Живоначальныя Троица.

 

Азъ, грѣшный Кирило игуменъ, смотрихъ, яко постиже мя старость, впадох бо в частыя и различныя болѣзни, имиже ныне съдержимъ есмь, человѣколюбнѣ от Бога казнимъ ради моихъ грѣхъ, болѣзнемъ на мя умножившимся ныне, якоже иногда никогдаже, и ничтоже ми възвѣщающе развѣ смерть и судъ страшный Спасовъ будущаго вѣка. И во мнѣ смутися сердце мое исхода ради, и страхъ смертный нападе на мя. Боязнь и трепет Страшнаго судища прииде на мя, и покры мя тма недоумѣния. Что сътворити, не съвѣмъ. Но възвергу печаль на Господа, да той сътворить якоже хощеть, хощетъ бо всѣмъ человѣкомъ спастися.

 

Се язъ, Кирило игуменъ, черньчищо грѣшный, пишу сию грамоту при своемъ животѣ и въ своемъ смыслѣ.

 

Предаю манастырь, трудъ свой и своее братьи, Богу и Пречистѣй Богородици, Матери Божии, Царици небеснѣй, и господину князю великому, сыну своему, Андрѣю Дмитриевичю.

 

И сына своего благословляю въ свое мѣсто, священноинока Инокентия.

 

И ты, господине князь великый, Бога ради и Пречистыя деля Богородици, и своего ради спасения, и мене ради, своего нищего грѣшна человѣка, какову еси, господине, имѣлъ любовь доселѣ къ Пречистѣй Богородици и к нашей нищетѣ, при моем животѣ, тако бы еси, господине, и по моемъ животѣ имѣлъ любовь крѣпку къ Пречистѣй Богородици и сыну моему Инокентию, и къ моей братицы, которыи имуть по моему житьицу жити, а игумена слушати.

 

А что еси, господине, давалъ свое жалование, грамоты свои, дому Пречистѣй Богородицы и моей нищетѣ, — чтобы то, господине, твое жалование и грамотки неподвижны были: как и доселѣ, господине, при моем животѣ, так бы, господине, и по моемъ животѣ было. Занеже, господине князь великий, нам, твоим нищим, нѣчим боронитися противу обидящих нас, но токмо, господине, — Богомъ, и Пречистою Богородицею, и твоим, господине, жалованием, нашего господина и господаря.

 

А тобе, господина князя великаго, сына моего, Андрѣя Дмитриевича, елика исповѣдалъ еси Богу и Пречистѣй Богородици и мнѣ, своему отцю, яко человѣкъ, плоть нося, съгрѣшивъ, в томъ тебе въсем Богъ проститъ и благословитъ. Такоже и госпожю мою дщерь, княгиню велкую Ографѣну, Богъ проститъ и благословитъ. Такоже господина и сына моего, князя Ивана, Богъ проститъ и благословитъ. Такоже и госпожю и дщерь мою, княжну Анастасию, Богъ проститъ и благословитъ.

 

А милость Божия и Пречистыи Богородици на тобѣ, на моем господинѣ, князе великом Андрѣи Дмитриевичѣ, да будет, и на твоей княгинѣ великой, госпожѣ нашей Огрофѣнѣ, и на вашем сыну, на нашем господинѣ, князѣ Иванѣ, и на всѣх ваших дѣткахъ и мое благословение, и молитва, и братьи моея.

 

Господине и господине, князь великый Андрѣй Дмитриевич! Много молю тя о сем и челом бью съ своею братицею по Бозѣ и по Пречистой Богородици тобѣ, своему господарю. Однова, господине игумен-отъ ти ся иметъ жаловати на которую братию, которые, господине, не имутъ его слушати, а по волѣ его не ходят, а мое житийце, грѣшна человѣка, имуть перечинивати, и язъ господина своего и господаря, тобѣ, съ слезами много молю о томъ, чтобы еси, господине, тому не попустилъ быти, а тѣхъ бы еси, господине, зчюнулъ крѣпко, кто по моему житьицю не ходитъ, а игумена не иметь слушати. И ты, господине, тѣхъ вели изъ монастыря выслати.

Добавить комментарий